тел.: (495) 506 19 31, (495) 506 18 51
Фасадныая плита
Фиброцементный сайдинг
Фиброцементная плита
Керамогранит
Фасадный камень
Фасадная подсистема
Мокрые фасады
Рефераты, курсовые, экзамены

Составители хрестоматии

ХХ век – период яркой вспышки литературы в Германии. Т.Манн («Волшебная гора»), Г.Манн («Учитель Унрат»), Г.Гессе («Игра в бисер») и теперь З.Ленц с его «Живым примером», прямо вписавшимся в эту литературу.

Но – новое время – новые песни. И роман З.Ленца кардинальнейшим образом отличается от литературы воспитания его предшественников.

Роман посвящен проблемам молодежи, беспокойной, бунтующей западногерманской молодежи 70-х гг., ее идеалом, и «идеалом для молодежи», как ее понимает старшее поколение, ответственное за воспитание подрастающего.

Канва романа проста, если бы ее не осложняли многочисленные вставные новеллы, представляющие собой поиск примера из жизни – «жизни как примера» для составляющейся Хрестоматии – нового учебного пособия для школьников.

Над ним работают два учителя – старый Валентин Пундт и молодой Янпетер Хеллер и представительница издательства Рита Зюссефельд.

В процессе дискуссии о предлагаемых всеми тремя сюжетах выявляются разногласия во взглядах на жизнь представителей трех поколений воспитателей юношества. К тому же выясняется, что несостоятельной оказалась их собственная жизнь: педагогика Пундта привела к самоубийству его сына, Хеллер ушел из семьи; страстное желание Риты помочь больному брату Как сделать вазу из тыквы

приводит его к бунту и уходу из дома.

Новелла, предложенная Хеллером, - о молодом враче, отказывающемся принять служебную и частную практику отца, так и называется: «Я отказываюсь» и носит открыто социальный и нравственный характер.

В ней фигурирует не герой древности, и вообще не герой, а лишь человек с сознанием профессиональной и гражданской совести и долга, который не позволяет ему в частном кабинете выносить один диагноз по поводу больной ноги пациента, а в кабинете фирмы, где служит отец и где от диагноза зависит сумма пенсии инвалида – другой. Уж лучше беспокойная служба корабельного врача, чем вечные компромиссы с совестью…

Для коллег Хеллера такой пример непригоден: он «жидковат», герой пассивен, он не борется, а уходит от борьбы, он «не внушает уважения», так как «не пытается изменить существующий порядок».

Хеллер смотрит иначе: молодому врачу предложена беззаботная, обеспеченная жизнь, а он предпочитает совесть и неопределенность! Примеры в педагогике – не рыбий жир, который глотают с отвращением. Нужны не высокие образцы, а повседневная жизнь, в которой так часто стоит выбор между совестью и карьерой. Не «сенсационные решения», а «непримиримый, скромный, неброский внешне поступок», «приносящий пользу». Вот пример, который «отвечает требованиям нынешнего времени».

Следовательно, в качестве примера для подражания не могут быть ни «капитан, идущий ко дну вместе со своим судном», ни «комендант крепости, сражающийся вместе с гарнизоном до последнего патрона», ни альпинист, с риском для жизни завоевавший высоту, ни исследователь, не задумывающийся о последствиях своего открытия. Истинный пример должен «чему-то научить». Вместо «вдохновляющего примера» нужен «естественный поступок» - приходят к выводу персонажи, а вместе с ними и автор.

Такова установка Ленца в романе, и мы увидим, что ее он будет подтверждать и подкреплять другими новеллами.

Второй вопрос, поставленный в книге, касается проблемы побуждения. Чем может быть вызван «естественный поступок»? Долгом, совестью, состраданием? На это отвечает вторая новелла «Ловушка», в которой солдат охраны спасает образ маши Мироновой

сбежавшего из концлагеря заключенного, и, с риском для себя, прячет его, а затем выводит из зоны. В ней звучит брехтовский мотив, прозвучавший в «Кавказском меловом круге», взяв на себя однажды заботу о человеке, ты не можешь бросить его, не доведя дела спасения до конца. Караульный отдает беглецу свой теплый шарф, свитер, носки, полотенце, приносит еду, воду, таблетки – и спасает безымянного человека, к которому успел проникнуться состраданием.

Но «дорожные указатели» молодежи не нужны, тем более в ее обыденной повседневности, и Ленц вместе со своим героем, Хеллером, отметает примеры, необычные по ситуации, даже если в основе их жизненная правда.